ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР




  • Последние известия
    16 октября 1997 »
    22 апреля 2002 »
    10 января 2002 »
    5 августа 2004 »
    2 октября 2001 »
    8 февраля 2002 »
    26 июля 2002 »
    20 марта 2003 »
    3 ноября 2000 »
    16 июня 2001 »
    10 февраля 2001 »
    3 декабря 2001 »
    14 марта 2001 »
    16 июня 2001

    Смирнов - фамилия заводская.

    ЧАГОДА. Интересные социологические сведения по наиболее распространенным фамилиям собрали на Чагодощенском стекольном заводе. Оказалось, что три самые популярные русские фамилии - Иванов, Петров, Сидоров - не характерны для этого предприятия. Из более чем тысячи работников чаще всего здесь встречаются Смирновы. Второе место у Ивановых. Затем следуют Кузнецовы, Васильевы, Хазовы, Соколовы, Беляковы, Калинины и другие. А вот Петровых оказалось всего шестеро, Сидоров носит свою фамилию в гордом одиночестве.




    ПОЛИТИКА


    14.11.2001

    АКТУАЛЬНО.

    КАК ОСТАТЬСЯ НЕУЯЗВИМЫМ ДЛЯ ВЛАСТЕЙ?

    21 - 22 ноября в Кремле пройдет Форум гражданского общества. Сначала замысел такого съезда одобрялся не всеми: многим не нравились планы избрания на нем органа типа ЦК, надзирающего за гражданским обществом. После переговоров с властями формат собрания удалось изменить. Пройдет именно форум. Почему некоторые организации передумали отказаться от участия в нем, рассказывает член оргкомитета форума председатель Московской Хельсинкской группы Людмила АЛЕКСЕЕВА.

    - Людмила Михайловна, как возникла идея проведения форума? Каковы его цели и задачи?

    - Идея возникла на встрече президента с общественными организациями в День независимости 12 июня. Кто-то из приглашенных предложил президенту собрать съезд общественных организаций. Его подготовкой занялись президентская администрация и Глеб Павловский. Слово "съезд" предполагало (так и задумывалось), что по всем регионам будут проведены выборы делегатов.

    С тем, чтобы и на съезде избрать какой-то представительный орган.

    По-моему, эта затея была неудачной. Во-первых, у нас только зарегистрированных общественных организаций 350 тысяч. Каждая из них может выбирать только от себя. Они не могут делегировать полномочия друг другу. Как из 350 тысяч суверенных организаций выбрать 5 тысяч делегатов?

    Зачем выбирать представительный орган гражданского общества? Чтобы руководить или манипулировать организациями, которые до сих пор остаются вольными?

    Идея выборов заставляла Московскую Хельсинкскую группу, "Мемориал" и другие организации, дорожащие независимостью, отказаться от участия в съезде.

    Нас не приглашали на встречу с президентом 12 июня. Когда нам предложили войти в оргкомитет съезда, мы отказались, объяснив, что выступаем против идеи выборов на съезд и выборов на съезде. Хотя, конечно же, мы за диалог с любыми структурами власти, потому что очень многое в нашей работе зависит от взаимодействия с ними. Ведь мы защищаем граждан от государства и его чиновников. Значит, нужно разговаривать именно с властями. Но разговаривать как партнеры. Должен быть диалог.

    Кстати, очень многие общественные организации готовы сотрудничать с властью даже ценой утраты своей самостоятельности. Но это определяется функциями этих организаций. Почему музеям не иметь от государства дополнительные блага - это ничуть не помешает их работе.

    Другое дело - правозащитники. Наше назначение - защищать гражданина от государства. Утратив независимость, мы не сможем выполнять свои функции. Тогда нам надо переквалифицироваться в управдомы.

    Последовала серия переговоров с оргкомитетом, который представляли Сергей Марков и Глеб Павловский, и непосредственно с администрацией президента. Мы считали, что заявим претензии и на этом переговоры кончатся. С соответствующими последствиями: нас не будут замечать органы власти и контактирующие с ними институты. Это довольно печальная перспектива. Но лучше стать маргиналами в глазах властей, чем пойти на прямое подчинение.

    К нашему великому изумлению, наши доводы признали. Съезд переименовали в форум и договорились: выборов ни на форум, ни на форуме не будет.

    - Что было вами предложено?

    - Должен быть диалог власти и общества по поводу проблем, которые власть не может решить без общества, а общество - без власти.

    Но надо договориться, во-первых, о перечне этих проблем, а во-вторых, о том, как этот диалог будет проходить, чтобы он не ограничивался форумом, а действовал постоянно. Мы вообще говорили, что не нужно пятитысячного собрания.

    Кстати, я по наивности спросила, почему фигурирует именно эта цифра. Оказывается, столько мест во Дворце съездов. Такой подход, мягко говоря, несерьезен.

    Конечно, на пятитысячном собрании ничего решить невозможно, даже если мы определим перечень проблем.

    В итоге договорились: два часа будет идти пленарное заседание, где выступят президент и кто-то от участников. После они разобьются на 20 - 30 "круглых столов" по проблемам, требующим общих усилий власти и общества. На каждый из этих "столов" придут представители власти, занимающиеся профильными проблемами.

    После этого мы согласились войти в оргкомитет. Договорились, что от прежнего, уже проделавшего определенную работу оргкомитета (в нем было больше 80 человек) остается только 21 член.

    Мы предложили, чтобы в него вошли еще по 21 человеку от администрации президента, остальных институтов власти и организаций, которые против проведения съезда. Каждая из трех групп, опять же сама, выделит по семь человек в рабочую группу. Ее участники должны решать все проблемы, связанные с организацией форума.

    - Были сложные моменты в работе нового оргкомитета?

    - Прежде всего в определении перечня проблем, которые будут решать за "круглым столом".

    Был еще сложный вопрос: если не выбирать, то как формировать состав участников форума? Договорились, что участники первого оргкомитета в регионах собирают конференции и выдвигают своих посланцев на форум. Организации, в первом оргкомитете не участвовавшие, заполняют анкеты, где указывают свои цели, ресурсы, достижения. Затем специальная комиссия, выделенная из состава рабочей группы, определяет участников. То есть будут приглашенные оргкомитетом люди, а не избранные.

    Московская Хельсинкская группа активно работает в регионах, и 118 из 120 наших организаций заявили о согласии участвовать в форуме. Но Всероссийское движение за права человека, возглавляемое Львом Пономаревым, Сахаровский институт и еще ряд организаций, из которых больше московских, не сочли это возможным. Мы провели конференции, чтобы отрегулировать эти вопросы, не допустить серьезных расхождений между организациями, которые давно сотрудничают.

    - Вы верите, что власть серьезно захочет взаимодействовать на равных с гражданским обществом?

    - Если хотя бы несколько "круглых столов" приведут к продолжительному взаимодействию органов власти и общественных организаций, это уже большое достижение. Невнимание властей к нам, нежелание сотрудничать снижает эффективность нашей работы.

    Я не обольщаюсь, но для меня было очень неожиданно, что организаторы согласились практически со всеми нашими принципиальными предложениями по форуму. Чем черт не шутит! Как говорится, не бойся, не надейся, не проси! А получится - слава Богу! Мы согласны только на партнерские отношения с властью.

    Мы заявляли, что нас не устраивает съезд в первоначальном виде. Нам ответили: у президента пока только одна опора - на бюрократию; это, по понятным причинам, несовершенная опора, поэтому президент хочет еще опираться и на активную и организованную часть общества. Все это звучит замечательно. Но мы знаем, что власть поднаторела говорить правильные слова.

    Поэтому я словам не верю, их надо подтверждать делами.

    Честно говоря, когда мы шли на переговоры, даже хотели, чтобы власти отказались от наших предложений, на этом все для нас и кончилось бы. Но поскольку они согласились, мы просто обязаны использовать этот шанс.

    Ведь именно от степени развития гражданского общества во многом зависит, будут ли у нас, в конце концов, построены демократия и правовое государство. Ни то, ни другое невозможно без взаимодействия власти и общества.

    В демократических государствах такое взаимодействие существует повседневно. У нас - нет, и к нему не шибко готовы и многие из общественных организаций, а власти еще гораздо меньше. Поэтому пробовать надо.

    Правозащитное движение в нашей стране началось 35 лет назад, и тогда сами знаете, какая была власть. Тем не менее движение началось с писем в официальные инстанции. Власти не отвечали, в лучшем случае, или отвечали... репрессиями.

    Но мы обращались туда, потому что решение проблем соблюдения прав граждан властями невозможно без апелляции к властям. С властью надо разговаривать до тех пор, пока кто-то там не услышит. А что получится? Бог весть. Когда-нибудь получится.

    - Можно ли говорить, что гражданское общество у нас сформировалось?

    - Потому и затеян форум, что даже власти, к своему удивлению, обнаружили, что гражданское общество все-таки существует. Если из 350 тысяч только зарегистрированных организаций активно действует каждая пятая, то все равно это даже для такой большой страны, как Россия, немало.

    Беседовал Армен ГАСПАРЯН.











    Редактор отдела
    Марина Хлебная
    «Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия
    17 июля 2002

    Задержано судно с двумя членами "Аль-Каиды".

    Судно, на борту которого находились два члена организации "Аль-Каида", было перехвачено в Аравийском море эскадренным миноносцем ВМФ Канады. Оба задержанных переданы США. Представители Пентагона подтвердили арест двух алькаидовцев, однако от дальнейших комментариев отказались, сообщает Ассошиэйтед Пресс. Подозреваемые были обнаружены среди 25 человек, которые размещались на борту одного из трех небольших моторных катеров. Когда военный корабль приблизился к обнаруженным судам, те попытались скрыться. В результате предпринятой погони был задержан лишь один из катеров. Имена арестованных пока не разглашаются.


    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard