ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР




  • Последние известия
    1 июля 2002 »
    13 мая 2000 »
    25 февраля 2000 »
    10 января 2002 »
    20 мая 1997 »
    21 января 2004 »
    29 сентября 2000 »
    17 марта 1999 »
    15 января 2004 »
    22 января 2002 »
    26 января 1999 »
    19 января 2004 »
    13 сентября 2002 »
    26 июня 2001

    НИКОЛАЙ МАРКОВ, ГЛАВА ГОРОДА БЕРЕЗОВСКИЙ, ОБРАТИЛСЯ К ГОРОЖАНАМ С ПРИЗЫВОМ ПОГАСИТЬ ЗАДОЛЖЕННОСТЬ ПО КВАРТПЛАТЕ И КОММУНАЛЬНЫМ ПЛАТЕЖАМ.

    Долг составляет 26 миллионов рублей. Это ставит под угрозу подготовку к зиме жилищно-коммунального хозяйство. К злостным неплательщикам применяются жесткие меры.

    В 2000 году в суд было подано 93 иска о взыскании задолженности на общую сумму 330 тысяч 120 рублей. С начала 2001 года - 56 исков на сумму 210 тысяч рублей. Во многих квартирах отключается подача тепла и воды.




    ПОЛИТИКА


    7.07.2001

    Путевые и непутевые записки.

    Ода первая: доблестной милиции и гостеприимным хозяевам.

    Мои мечты о северной столице России начались с книги В.В.Вересаева "Пушкин в жизни". Читая подробные описания мест, где жил, где веселился Пушкин, я рисовала в воображении полупризрачные образы улочек, домов.

    Петербург представлялся мне сказочным городом, и я очень хотела приехать туда.

    Через пять лет Питер встретил меня дождиком. Из жаркого азиатского лета, где в июне трава в пригороде выгорает дочерна, я попала в осеннюю, по моим представлениям, погоду. Здесь в июне было прохладно, пришлось надеть все теплые вещи, которые были, а открытые летние майки, взятые для загорания, упрятать в рюкзак. Дневные тучи сливались с белыми ночами, превращая сутки в день, и первое время я не могла спать.

    Но солнце все-таки появилось, и я отправилась гулять. Невольно сравнивая столицы, я все больше убеждалась, что Питер и Москва - это две разные планеты. Москва - непонятный, шумный, чужой праздник, там чувствуешь себя гостем, приглашенным, но ненадолго - погостили, дескать, пора и честь знать. В Питере ты дома, и это ощущение греет и поддерживает. Этот контраст я почувствовала сразу же, как только вышла из поезда на площадь Восстания.

    Приезжий человек всегда видит то, что свои не замечают. И я попытаюсь рассказать о своих впечатлениях - как человек, приехавший издалека, как тот, кто давно хотел посетить этот город. Если их систематизировать, то это будет похоже на многочисленные оды Петербургу. Большей частью хвалебные, но: всякое бывало.

    Десять лет назад я была в Москве, и тогда это была одна большая родина. Но последующие годы независимости СНГовских республик сделали свое дело, и в этот мой приезд в Россию разница была ощутима. Я попала за границу в буквальном смысле слова. Многое было другим. Начиная от нуднейшей процедуры проверки документов в аэропорту и заканчивая смысловым наполнением слов и выражений. Парадное у нас называют подъездом, карточку - проездным, булку - просто хлебом. Оказалось, что вылететь из Азии несколько сложнее, чем прибыть в Россию. Досмотр на таможне там занял час, здесь - минут двадцать.

    Органы правопорядка, как и положено, провожали меня там; их коллеги встречали меня здесь. Милиция в Азии - сухонькие японообразные человечки с непроницаемыми лицами - то ли от большой духовной собранности, то ли от отсутствия образования. Там они гордо самоназвались полицией. Милиционер в Москве - это необъятный детина, то ли могучий, то ли раздобревший, штаны на нем с трудом удерживаются подтяжками, которые на пределе. Вздохнет поглубже - и : ой!

    Милиционер в Азии строг и докучлив. И не дай бог, если застукает с баночкой пивка - ночевать придется явно не дома. В лучшем случае - долго объясняться и делиться с ним, а то и с его товарищами. Или если он вдруг учует хоть малейший запах недавно употребленного спиртного - проблем не оберешься.

    А здесь: "Пей пиво! Ешь мясо!", да и только.

    Два дородных мужика в характерной синей форме заседали в привокзальном кабачке, с усилием помещаясь на двух изрядно прогнувшихся лавках, и с наслаждением опрокидывали внутрь огроменные бокалы с янтарной жидкостью. Жидкость быстро заканчивалась, они заказывали еще, потом еще. Другие два синих друга сидели на спинке скамейки на аллее перед Адмиралтейством и пили какое-то бутылочное, а я подсматривала и сокрушалась, что не захватила с собой фотоаппарат. Заедалось все либо шашлыком, который здесь называют во множественном числе - "шашлыки", либо шаурмой, в русской транскрипции превратившейся в шаверму, либо мантами, но почему-то с ударением на последнем слоге.

    Мне стало очень смешно, когда я узнала, что если "наделать" где-нибудь на улице и при этом быть замеченным органами правопорядка, то за это нужно заплатить штраф. Такое только в России может быть, и дело, сами понимаете, не в штрафе, а в самом факте.

    Утренний дождь, встретивший нас в московском Домодедово, нагнетал стресс от разлуки с родными. Вечерний дождик Московского вокзала в Петербурге показал мне радугу и тут же исчез, оставив приятную прохладу. Тяжелая тюремного вида гостиница в Москве оказалась теплой изнутри;

    вежливо-официальная невозмутимая администраторша с лицом дипломата говорила гадости, содержание которых призывало смириться с неудобствами предлагаемого жилья: телефон не работает и не будет работать, и неважно, что стоимость услуг связи включена в оплату суточного пребывания в номере.

    Питерская гостиничная дама предоставила новый уютный с виду номер по немыслимой цене, предварительно нахамив и рявкнув: "Да нет у нас никаких номеров!" В изумительном с виду новеньком номере нестерпимо пахло краской; из крана лилась горячая, но ржавая вода. Было холодно, не спасли два одеяла и покрывало сверху.

    Но главный сюрприз ждал нас на следующий день. После истечения первых суток нас буквально поставили на счетчик: оплата возросла вдвое, и нам по телефону пригрозили, что с каждым часом счет будет расти. Вместе со счетом нарастал ужас: деньги уплывали на глазах, а идти было некуда. И каждый раз на выходе из здания нас встречал и провожал дебиловатый двадцатилетний качок, который беспрестанно скакал и сражался на кулаках с никому не видимым противником.

    И тут случилось чудо. Я позвонила моему чатовскому другу, с которым до этого ни разу не виделась и год переписывалась по электронной почте. Он бросил все, приехал и забрал нас с собой.

    Через час (а в Питере, как выяснилось, любое расстояние преодолевается за час) мы стояли перед тяжелой высокой дверью в старом шестиэтажном здании в доме на Фонтанке возле Троицкого моста, и стучали в дверь. Время было позднее, но нам объяснили, что в Питере звонить по телефону и стучать в двери можно до часу ночи - никто еще не спит. В нашем новом жилище не было горячей воды, не было света в половине квартиры, не было ванны, а туалет находился на лестничной площадке, и к нему полагалась большая железная загогулина в качестве ключа. Спать пришлось на полу за отсутствием мебели, но мы уснули как дети - никто теперь не стоял и не угрожал отобрать деньги.

    Мы попали в квартиру художницы, дочки поэтессы, которая эмигрировала в Америку. В квартире были высокие потолки, арки на входах в комнаты, стеллажи с книгами от пола до потолка. На этих полках я нашла все самое лучшее, что нам давали на филфаке, плюс очень много альбомов по искусству.

    Стены украшали картины, висели большие часы, вальяжно расхаживал дымчатый кот редкой породы. В двенадцать бабахнула пушка на близком Заячьем острове. В двадцати минутах ходьбы - памятник чижику-пыжику. Последняя квартира Пушкина. Аврора. Нева. Три часа ночи - светло.

    Позже мы сняли квартиру и перебрались в спальный район, и теперь наш дом ничуть не отличается от остальных архитектурных коробок, предназначенных для спанья. Но нет-нет да и остаемся ночевать у друзей на Фонтанке и гуляем всю ночь по набережной.

    Получилось так, что совершенно незнакомые мне люди - знакомые по чату - приютили и накормили меня. С беспокойством родственников они звонили по нескольку раз в день, помогали разбираться со схемой метро, ругались на дерущих втридорога таксистов, помогали устроиться, давали зонтик в дорогу и в первый же вечер истинно по-русски (т. е. до одури) напоили нас со свиданьицем. Неисчерпаем запас тепла питерца - это было самое первое впечатление. В первые же дни мы накрепко усвоили: такси не ловить, а продукты покупать на окраине.

    Евгения БАРТЕНЕВА.











    Редактор отдела
    Марина Хлебная
    «Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия
    25 января 2001

    ЗИМНИЙ ПОТОК.

    Вчера жители краевого центра, проезжающие по улице Железнодорожников, были неприятно удивлены струящейся на дороге водой.

    Как нам удалось выяснить, авария случилась на водоводе, проходящем по улице Л. Прушинской. Предположительно из-за ветхости водной магистрали лопнула труба диаметром 500 мм.

    Срочно прибывшая ремонтная бригада МПП "Водоканал" устранила порыв достаточно быстро, однако после включения воды земля вдоль трассы вновь зафонтанировала. Из-за сложности аварии ремонтно-восстановительные работы продолжаются.


    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard