ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР







ПОЛИТИКА


11.02.2003

"Бессилен еси...".

Алексей ФИЛИППОВ.

Владимир Алексеевич Корнилов, душа и герой Севастопольской обороны, родился 13 февраля 1806 года. Он принадлежал к не слишком родовитому, бедному (имение насчитывало тридцать ревизских душ, после смерти Корнилова осталось 20 тысяч долга), жившему службой дворянству. Его отец был тайным советником и сенатором, но в отставку вышел бедняком, сам Владимир Алексеевич полагал, что "деньги - не корниловский элемент". Эти слова могли бы стать девизом множества честно тянувших армейскую лямку дворян, чьей кровью было оплачено величие империи, дорогостоящие победы Суворова и Румянцева.

В середине ХIХ века в России что-то надломилось: империя старела на глазах, ее развитие замедлялось, в ней больше не было места для стремительных карьер. Николай I начал свое царствование с реформ, а заканчивалось оно застоем и соответствующими общественными настроениями. Это отмечало и Третье отделение: "Дух войск вовсе не тот, как был за 25 и за 30 лет перед сим. В массе офицеров заметно какое-то уныние, какая-то неохота к делу. Общая страсть критиковать все меры... Но при всем том тишина и порядок в войсках примерные". При Екатерине II и Александре I идеалом дворянина была служба, карьера, звонкий чин. Теперь же для достижения чинов нужны не способности, а возрастной ценз, и полные сил люди уходят в отставку, растворяются в частной жизни - это тоже вызывает подозрения правительства... Корнилов же почти идеален: он исправно служит (в 21 год становится кавалером ордена Святой Анны 4-й степени, французского ордена Святого Людовика и английского ордена Бани), в 25 лет возглавляет корабль.

В 35 лет он капитан 1-го ранга. Ему дают самый мощный из кораблей Черноморского флота, и он, по-николаевски дотошный командир, школит команду, входит во все мелочи, вскоре 120-пушечный корабль "Двенадцать Апостолов" становится образцовым судном. В 44 года император утверждает Корнилова в должности начальника штаба Черноморского флота... Он сделал блестящую карьеру, и все же на этой, внешне вполне благополучной судьбе, лежит отсвет трагедии.

Корнилов радеет о деле, но чувствует, что не в силах ничего изменить: "Встречаешь зло и видишь, что бессилен еси, как в постели под гнетом кошмара". Империя закостеневает и становится все более неповоротливой. Во время царскосельских маневров государь величественно бросает: "Подавайте сюда Европу!", но умные люди отлично все понимают. На заседании Государственного совета шеф жандармов Бенкендорф говорит, что Россия не готова к большой войне, и его дружно высмеивают.

В Крымскую кампанию империю подвели не только кремневые ружья и деревянные суда: вышколенным николаевским военным не хватало внутренней свободы, готовности рискнуть, умения нестандартно думать. Тут и пришло время Корнилова: он руководит обороной Севастополя с суши. Государь делает его генерал-адъютантом.

Он был убит при первой бомбардировке Севастополя, и это избавило его от многого. Прежде всего от страшного разочарования в том, чему он служил: сменивший Корнилова адмирал Нахимов устроил дикую сцену гвардейскому офицеру, передавшему севастопольскому герою "поцелуй государя": "Я после прежнего поцелуя болен был-с!" Нахимов сам искал смерти - флот погиб, армия не могла сдержать врага, тыл был коррумпирован, рушилось все, во что он верил. Корнилов в этом случае оказался баловнем судьбы - он умер, надеясь на победу, со словами "отстаивайте же Севастополь!".











Редактор отдела
Марина Хлебная
«Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия



    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard