ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР




  • Последние известия
    3 августа 2001 »
    15 декабря 1999 »
    31 января 2000 »
    30 ноября 2001 »
    12 февраля 2001 »
    20 октября 2001 »
    24 августа 1999 »
    20 января 2003 »
    15 января 2001 »
    7 февраля 2002 »
    9 февраля 2004 »
    8 апреля 2003 »
    16 декабря 1998 »
    4 октября 2000

    ХОККЕЙ.

    Чемпионат России. Суперлига.

    Первый этап. "Северсталь" (Череповец) - СКА (Санкт-Петербург) - 5:1.




    ПОЛИТИКА


    4.07.2001

    ОХОТА НА ПАСТЕРНАКА.

    После расстрела Гумилева в начале 20-х годов и гибели в лагере Мандельштама в конце 30-х, после трех арестов и двух сроков, обрушившихся на ее сына, Анна Ахматова называла схватку власти с Борисом Пастернаком на исходе 50-х боем бабочек.

    "Озвенелым зэком" нес Пастернака по кочкам Александр Солженицын и "корчился от стыда за него как за себя: как же можно было испугаться какой-то газетной брани, как же можно было ослабеть перед угрозой высылки, и униженно просить правительство, и бормотать о своих "ошибках и заблуждениях", "собственной вине", вложенной в роман, - от собственных мыслей, от своего духа отрекаться - только чтоб не выслали??" Да, Пастернак оставался на свободе, ему всерьез не угрожали расстрелом, все-таки времена наступили сравнительно вегетарианские, его даже не лишили гражданства и не удалили за пределы СССР, хотя проект соответствующего указа был подготовлен в Генеральной прокуратуре и разослан членам и кандидатам в члены президиума ЦК. Он умер на литфондовской даче в солидном для поэта, 70-летнем возрасте. И все же. Диагноз - рак легкого в последней стадии - был поставлен только за четыре дня до смерти, но болезнь, по предположениям врачей, началась года за полтора.

    Значит, в самый разгар травли, вызванной присуждением Нобелевской премии.

    Ни сокрушать, ни даже потрясать коммунистический режим Пастернак не собирался. Он всего лишь хотел напечатать свой роман "Доктор Живаго". А так как на родине этому препятствовали, оставалось переправить его за границу. Конечно, автор отчетливо представлял, чем грозит ему своеволие. Прощаясь с журналистом, взявшимся доставить рукопись издателю, он сказал: "Вы меня пригласили взглянуть в лицо собственной казни". И не ошибся, не так ли?

    Сборник документов об охоте на Пастернака после передачи рукописи романа на Запад заведомо неполон. Здесь нет, например, стенограммы общемосковского собрания членов СП, на котором один писатель говорил о другом: "Пастернак - генерал Власов советской литературы. Генерала Власова советский народ расстрелял". А из зала коллегу дружно поправляли: "Повесил!" Нет и газетных публикаций, имитировавших гнев народа, и многого другого.

    В сборнике представлены лишь те документы, которые поступали на самый верх, в ЦК КПСС, или готовились в его кабинетах и становились обязательными для безоговорочного исполнения. Тут, на Старой площади, сходились все нити многоходовой интриги, затеянной государством против писателя. И видно, кому какая отводилась роль и кто и как ее исполнял - вынужденно, из-под палки, или с упоением и энтузиазмом. Кстати, Борис Полевой, уподобивший Пастернака генералу Власову, оказывается, воспользовался тем, что уже успела заявить "беспартийная писательница" Галина Николаева: "Я считаю, что перед нами - власовец". Через полтора десятилетия "литературным власовцем" по старой памяти будет объявлен и Солженицын.

    Большинство документов отложилось в архивах ЦК в подлинниках. "Но подлинность документа, - замечает один из редакторов сборника, - еще не синоним его достоверности и даже принадлежности подписавшему его человеку. Таковы, например, письма, написанные и подписанные Пастернаком под давлением, или даже написанные не им". Пастернак с легким сердцем мог подписывать липовые телеграммы и письма на русском языке с требованием вернуть рукопись и остановить издание романа, потому что по договоренности с издателем действительными считались только письма, написанные по-французски.

    Со временем и Нобелевский комитет признал вынужденным отказ Бориса Пастернака от премии и передал золотую медаль лауреата его сыну - Евгению Борисовичу.

    В. РАДЗИШЕВСКИЙ СЛОВЕСНЫЙ КЛАД. Сравнительно с текстами других классиков русской литературы ХIХ века находки гоголевских автографов исключительно редки. Их ищут, и ищут, конечно, не совсем наугад, а по разным наводящим на след зацепкам. Иногда они и просто лежат и всем известны, но долгое время остаются невостребованными (как, например, тетради выписок Гоголя из творений святых отцов и богослужебных книг). Во всяком случае, без досконального знания исследовательской литературы и творчества писателя в таком поиске ничего не достигнешь. А изучение архивных фондов... А время и труд... Да и найденное надо правильно понять и научно-грамотно обнародовать.

    Вот перед нами целая книга - около двадцати пяти печатных листов! - н о в ы х текстов Гоголя, найденных, собранных, приведенных в порядок, атрибутированных и тщательно прокомментированных. Вступительная статья привлекает и своей глубокой серьезностью, и любовью к Гоголю, и живостью изложения.

    Как не порадоваться успеху гоголеведа, составившего эту удивительную по своей значимости и редкости материала книгу, - Игоря Виноградова, автора многих научных трудов (кстати, и великолепной монографии "Гоголь - художник и мыслитель:

    Христианские основы миросозерцания", изданной ИМЛИ РАН в 2000 году).

    Какие же новые тексты опубликованы И. Виноградовым? Их много, отметим здесь лишь некоторые. Это, например, лекции Гоголя по древней и новой истории (беловой автограф), которые он читал в Петербурге в Патриотическом институте и Императорском университете, - они значительно пополняют наше представление о взглядах писателя на мировую историю. Гоголь связывал как бы в одну науку историю и географию. Публикуемые в книге записи показывают, насколько это логично, как обогащается при этом преподаваемый предмет.

    Особый интерес у читателя могут вызвать новые материалы из "Книги всякой всячины" Гоголя, публикуемые в данном издании.

    Множество разнообразных сведений из разных областей современной писателю жизни в России и на Западе, науки, культуры находим здесь, отчасти истории. Превосходные рисунки Гоголя (тушью) сопровождают описания вооружения и музыкальных инструментов древних греков. Чертежи Солнечной системы по древним и новейшим представлениям. Около двух десятков рисунков писателя публикуются рядом с его новыми текстами.

    Еще целый рукописный сборник: "Сочинения Ломоносова и Державина", тщательно составленный Гоголем. Он примыкает к незавершенной "Учебной книге словесности для русского юношества" и полезен при изучении статей о русской поэзии в "Выбранных местах из переписки с друзьями". В других разделах "Неизданного Гоголя" - хозяйственные записи, письма, записки писателя, переписанные им статьи и проповеди, документы (например, о поднесении императору НиколаюI книги "Миргород").

    Впервые публикуется авторизованная копия письма святителя Игнатия (Брянчанинова) по поводу "Выбранных мест...", а также отзыв духовного писателя протоиерея Тарасия Серединского о той же книге - отзыв содержательный, умный.

    К множеству известных сочинений Гоголя духовного характера прибавлено теперь еще одно, небольшое, но с большим чувством и любовью написанное: "О благодарности", где мотив непрестанного благодарения Бога, проходящий через многие сочинения и письма Гоголя, развернут в соответствии с глубокой святоотеческой традицией.

    Не будет преувеличением сказать, что "Неизданный Гоголь" - подлинно словесный клад.

    Владимир ВОРОПАЕВ ВОССТАВ ИЗ МРАКА. В биографию Садовского уместилось несколько эпох - имперское величие царствования Александра Третьего, декадентский угар конца века, революция, поволжский голод, процессы 30-х, война Отечественная и война холодная...

    Это, что называется, общий ракурс. Частная же биография Садовского и сама по себе причудлива и драматична. Мистификатор и насмешник, блестящий имитатор, не чуравшийся по тогдашней моде "мелкого демонизма", ярый монархист, а позже истовый православный, он, в 35 лет парализованный, остался в России доживать свои дни в келье Новодевичьего монастыря, опекаемый преданной женой и позабытый всеми... Все в этой драматургии парадоксально. Причиной приверженности к вольным искусствам отчасти была неспособность к систематическим университетским занятиям; паралича - "перелеченный" ртутными препаратами сифилис;

    романтической жизни в келье - жилищный кризис. Обратясь к Богу, пушкинианец Садовской отверг Пушкина ("Понятно, чьим огнем твой освящен треножник,/ Когда в его дыму/ Козлиным голосом хвалы поет безбожник/ Кумиру твоему"). Ярый монархист, он был не менее ярым антисемитом. Не простой он был человек, однако же твердых правил.

    Брюсову после самоубийства Н. Львовой так и не подавал руки.

    Сохранил для нас архив Цветаевой.

    Да и полное забвение - было ли оно? Цветаева, вернувшись из Парижа, именно ему доверила свои рукописи. Чуковский в 40-м поздравил с сорокалетием литературной работы. Живший неподалеку от Новодевичьего С.В. Шервинский подкидывал "переводную халтурку". И, что самое поразительное, власть, на свой особый манер, о нем тоже не забыла. Через своих провокаторов "назначила" его главой монархической подпольной организации, от имени которой забрасывала агентов за линию фронта. Такая вот супермистификация.

    Потому, наверное, поэт и избежал общей участи, от которой не спасал никакой паралич...

    Да и сами стихи его окрашены каким-то странным то ли мистическим, то ли мистификаторским оттенком. То ли опоздавшие к своему времени, то ли обогнавшие его, как, например, совершенно обэриутский "Желудок" 1912 года или вот такая "Бабочка" 1914 года:

    ...Вьется, плавает, трепещет.

    Солнце жжется, солнце блещет.

    Дай свою булавочку.

    Сердце радуется маю.

    Тихо руку подымаю.

    Я сейчас тебя поймаю, Сахарную бабочку.

    Чем не десятилетиями позже выплывший "Пароходик" Юрия Одарченко? Или цикл "Мои учителя" (1942), по-своему предвосхитивший "Школьную антологию" Иосифа Бродского...

    Возвращение Садовского менее всего хотелось бы связывать с сегодняшней модой на "реакционеров". Просто по прошествии времени оказалось, что Борис Садовской - поэт куда более дерзкий, чем многие из его знаменитых современников.

    Там бредом мартовским невнятно Журчали где-то ручейки.

    Мое лицо покрыли пятна И белой плесени грибки.

    Вздуваясь, я качался зыбко.

    Ручей журчал вблизи, и вот Непобедимая улыбка, Оскалясь, разорвала рот.

    В издании, подготовленном С.В. Шумихиным (он же автор вступительной статьи и примечаний), представлены семь поэтических книг, вышедших при жизни автора, а также не публиковавшиеся ранее тексты. Садовской всю жизнь правил и переписывал свои стихи для собрания сочинений, на выход в свет которого он не мог и надеяться, и именно эти поздние варианты легли в основу книги.

    М. ГАЛИНА.











    Редактор отдела
    Марина Хлебная
    «Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия
    25 мая 2001

    ДОЛГИ ПО ЗАРПЛАТЕ.

    Красноярский край, наряду с Кемеровской областью, имеет самую большую просроченную задолженность по заработной плате в Сибирском федеральном округе.

    Эти данные на начало года сообщил Госкомстат Российской Федерации. Всего в нашем крае задолженность по зарплате составляет 1128,1 миллиона рублей, в том числе из-за недофинансирования из бюджетов разных уровней 107,9 млн рублей. Это составляет 80,5 процента по отношению к 1 января 2000 года. Стоит также отметить, что задолженность по зарплате в Таймырском автономном округе 25,6 млн рублей, в Эвенкийском автономном округе -27,7 млн рублей.


    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard