ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ 18 июля 2010
Найти:

НОВОСТИ




ПОЛИТИКА




ЭКОНОМИКА




КРИМИНАЛ




ОБЩЕСТВО




СПОРТ




КУЛЬТУРА




ВЕСЬ МИР




  • Последние известия
    2 февраля 2001 »
    12 марта 2004 »
    20 ноября 1997 »
    28 января 2000 »
    20 апреля 2000 »
    15 августа 1997 »
    3 сентября 1997 »
    22 февраля 2001 »
    7 сентября 2001 »
    24 мая 1997 »
    17 ноября 2000 »
    19 июня 2002 »
    26 февраля 1998 »
    19 июля 2001

    С НАЧАЛА ГОДА В БЕЛОВСКОМ ЦЕНТРЕ САНЭПИДНАДЗОРА ЗАРЕГИСТРИРОВАНО 524 СЛУЧАЯ "НАПАДЕНИЯ" КЛЕЩА НА ЧЕЛОВЕКА, ИЗ ЧИСЛА ПОСТАДАВШИХ - 101 РЕБЕНОК.

    С начала года в городе был поставлен диагноз клещевой энцефалит двум больным. Пострадавших от клеща принимают во всех лечебно-профилактических учреждениях города. Только в июле еженедельно обращаются в больницы до ста человек. Клеща уже привозят с ягодных полей и сенокосов.




    ПОЛИТИКА


    2.02.2001

    Сергей НЕДОРОСЛЕВ: Оборонка - в наследство.

    Слово "хозяин" еще вчера у нас было наградным эпитетом каждому, кто хорошо делает свое дело. Сегодня "хозяин" - владелец, собственник. Так хорошо ли он делает свое дело? И что это, собственно, за дело - быть хозяином? Разговор на эту тему мы ведем с главой группы компаний "Каскол" Сергеем НЕДОРОСЛЕВЫМ.

    - Скажите, вы не боитесь национализации, деприватизации?

    - Не боюсь. За 12 лет работы мы переживали - по совокупности рисков - и более тяжелые времена. А потом, знаете, всегда останется что-то, что не отнимет никакая национализация. Репутация. Опыт. Уважение коллег и партнеров. Вопрос, наверное, в другом. Мы слишком стремительно вошли в рынок, и образ предпринимателя у нас в массовом сознании до сих пор сродни отрицательному природному явлению. Возьмите олигархов, имена которых стали нарицательными. Это, безусловно, люди, которые умели сконцентрироваться и пробить то, что им нужно. Став хозяевами, они добивались, чтобы собственность их стала лучшей. Сегодня продажа природных ресурсов обеспечивает нам основные денежные потоки. Тем, кто их контролирует, эти потоки дают возможность сосредоточить у себя все самое лучшее, что у нас имеется. Прежде всего, конечно, эффективных менеджеров. Вот это, пожалуй, их единственный "вред": другие отрасли лишаются крайне необходимых кадров.

    - А люди так дефицитны?

    - На самом деле это единственный серьезный дефицит, который ощущается каждодневно. Мы прекрасно научились и отлично можем продавать так называемые биржевые товары, к которым относится нефть. Другое дело, когда речь идет о продаже высокотехнологичной продукции. Мы с трудом продаем продукцию предприятий высокотехнологического комплекса. И, как следствие, люди, которые у нас работают, получают значительно меньше, чем в "нефтянке".

    - Почему же вы не пошли в "нефтянку"?

    - Была возможность. Но к тому времени, когда началась серьезная перестройка в нашей экономике, я стал понимать, какой огромный потенциал заложен в высокотехнологическом комплексе. Например, только в Советском Союзе могли быть построены такие военные авиационные заводы, которые не могла себе позволить ни одна другая страна в мире. Они имеют уникальный способ производства и собственные уникальные технологии. Я выбирал то, что считаю важным и для будущего страны.

    - А какая это будет страна?

    - Давайте вернемся на 20 или 30 лет назад и вспомним, во что тогда страна вкладывала деньги. Прежде всего в ВПК, а стало быть, в высокие технологии, в науку, в материаловедение.

    У нас не было внешних инвестиций, но были внутренние. Наши мамы и папы скромной жизнью врачей и учителей - малой зарплатой, малой жилплощадью, малым комфортом - освобождали ресурсы для инвестиций в "оборонку", в высокие технологии, в науку, в авиастроение. И доходы от продажи нефти направлялись в high tech. Страна огромные деньги вложила в высокие технологии. У нас здесь огромный задел. Но эти возможности используются крайне нерационально.

    - Ну а внешние инвестиции?

    - Западные инвесторы любят простоту и ясность. Вот конфетку сделать - пожалуйста, в ней, скажем, 12 компонентов или того меньше. Понятно, кому ее можно продать и в каких объемах. А с летательными аппаратами тяжелее воздуха - задача намного сложнее. Если все будет идти так, как сейчас, то через двадцать лет у нас, боюсь, уже не будет собственных самолетов. И тепловозов тоже не будет...

    - Но вот у американцев нет своих телевизоров, и ничего.

    - Да, согласен. В Голландии или в Бенилюксе нет своей авиа- и космической промышленности, нет особо точного оружия и еще много чего нет. Самолеты покупают в Америке, пушки у швейцарцев, электроды у англичан, зато разводят тюльпаны, делают телекоммуникационное оборудование, разрабатывают сложные системы управления автоматизированным производством. Но их предки несколько столетий инвестировали именно в производство тюльпанов и создание необходимой среды для ведения бизнеса. А мы последние 100 лет инвестировали в высокие технологии. Голландцы получают с того, во что вкладывали. Почему мы, несмотря на то что мы вкладывали в одно, получить хотим с другого?

    - А не устарели наши вклады? Оборудование ведь изношено...

    - Да, станки устарели. Но не станки главное. Главное - школа. Классные станки можно купить в другом месте, а вот школу создать... Есть школа станкостроения в Швейцарии, и там сегодня делают лучшие станки. И будут делать лучшие, пока есть такая школа. А у нас только в авиастроении - несколько школ!

    - Ну и что делать?

    - В Китае была разработана целая программа, как сделать страну великим экспортером оружия, инвестиции под это выделялись. И Китай поднял экспорт оружия с 500 до 800 миллионов долларов. А в свободных зонах, для которых никто не писал программ и не давал денег, изготовляют и экспортируют игрушек на 6 миллиардов долларов в год. Так что важнейшая задача правительства - создавать условия для экономического роста.

    - Как хозяин научается быть хозяином?

    - Мы как-то сидели с двумя директорами - каждый из них был вдвое старше меня - вот в этом кабинете, работал телевизор, где разворачивалась очередная политическая интрига. Они мне и говорят: "Знаешь, чем сегодняшние политики от нас, вчерашних, отличаются? Тем, что когда они ошибаются, им ничего не бывает. Они ответственность на себя не берут. И как-то слово за слово рассказывают: война, выгрузили станки в чистом поле, сроки невыносимые, "людей кладем, но строим. Именем Сталина! для фронта! для победы! Три завода поставили, двигатель дать не можем". И вот кто-то из трех молодых директоров остается на ночь в обкоме, снимает трубку прямого телефона к Сталину.

    Объясняет, что выход один - объединить все три завода и назначить одного генерального директора. "Ты знаешь такого директора?" - спрашивает у него Сталин. "Это я". Утром приехал курьер с приказом о назначении. Двигатель дали в срок.

    Я когда приезжал на завод, акции которого мы купили, первым делом шел в заводской музей, посмотреть на лица тех тридцатилетних директоров, которые брали на себя ответственность, - кого-то из них расстреляли, кто-то выжил. И когда мне потом говорили директора: "Да ты сопляк, которому повезло, тебе все даром досталось, мы тут все строили!" - я отвечал: "Извините, это вам повезло, вас ЦК КПСС назначил". А завод построил парнишка, почти такой же сопляк, как я, расстрелянный за невыполнение сроков.

    - Обычно наш хозяин, едва появившись на предприятии, первым делом увольняет старого директора.

    - Старое руководство надо немедленно менять, если оно, например, берет кредиты под 300 процентов и пускает их на зарплату, будучи не в состоянии продать то, что производит. А зачем менять просто так, без причины?!

    Если создавать бизнес с нуля, это другое дело. Можно построить киоск, купить холодильник, поставить бочку с пивом, написать объявление "Пиво холодное - 3 рубля", - устроить все по своему разумению. Но приходя в уже сложившуюся систему, ты с одной стороны не имеешь права ждать, а с другой - не имеешь права дергаться. Человеку, получившему такое архисложное наследство, нужно быть крайне осторожным. Сначала надо все вокруг осмотреть, понять все связи, механизм взаимодействия и только после этого что-то решать. И помнить, что у тех, тридцатилетних, кто брал до нас ответственность за все это дело, в сейфе лежало табельное оружие - маленький такой пистолет.

    - Но они рисковали жизнью, а вы-то чем рискуете? Капиталом?

    - Я рискую тем, что отдаю этому делу главное, что у меня сейчас есть, - лучшие годы, все свое время без остатка.

    - Но все это достанется вашим детям.

    - Я думаю, детям можно дать свою любовь, сформировать их жизненные принципы и ценности, дать ясное представление о том, что их родители заняты достойным делом. Можно дать образование. И я, наверно, очень плохо подхожу под определение хозяина, потому что не считаю, что заводы можно передать по наследству. Вы представляете, как сегодня можно передать по наследству предприятия оборонной промышленности? Я - с трудом.

    .

    Справка "Известий".

    Группа компаний "Каскол" зарегистрирована в сентябре 1999 года. Имеет долевое участие во многих предприятиях. Среди наиболее известных - ОАО "Нижегородский авиастроительный завод "Сокол", занимающийся производством и модернизацией самолетов МиГ и гражданской авиатехники; ОАО "Роствертол", производящий гражданские и военные вертолеты Ми; ОАО "Центральное конструкторское бюро "Айсберг", которое занимает в России монопольное положение в ледовом и атомном надводном судостроении; ОАО "Горьковский машиностроительный завод", изготавливающий оборудование для атомной энергетики; авиакомпания "Волга-Днепр", занимающаяся грузовыми авиаперевозками.











    Редактор отдела
    Марина Хлебная
    «Наши новости из первых рук!»






  • Проишествия
    29 марта 2002

    Книжкина неделя.

    В дни школьных каникул во всех библиотеках города проходят праздничные мероприятия, посвященные международному Дню детской книги.

    Подведение итогов этого мероприятия состоится 2 апреля в Центральной детской библиотеке по бульвару Строителей, 7. Будут объявлены победители конкурса сочинений "Моя любимая книга".


    Реклама на сайте | О сайте | Подписка on-line | Редакция

    Copyright © Newsgard